Чемпионат Мира FIFA 2013 года. Таити. Папеэте (сентябрь 2013)

Новости

«Пылим и парим»

05.10.13
Онлайн-интервью с игроками сборной России по пляжному футболу Андреем Бухлицким и Егором Шайковым
Онлайн-интервью с игроками сборной России по пляжному футболу Андреем Бухлицким и Егором Шайковым
В редакции «Газеты.Ru» состоялось онлайн-интервью с двукратными чемпионами мира по пляжному футболу в составе сборной России Андреем Бухлицким и Егором Шайковым.


Первый вопрос: Верите ли вы в Бога? Если да, то как он вам помогает?

Егор Шайков: Каждый верит по-своему. Кто-то верит, кто-то, вообще, нейтрально относится к этому. Как я отношусь – да, верю. Периодически и в церковь ходим, и есть определенные вещи, которые... Ну, я не люблю о них рассказывать. Но в Бога верю.

Андрей Бухлицкий: Мне кажется, даже тот, кто не верит, – тот, как Егор сказал, по-своему верит. Все верят, и где-то в глубине души, может, этого не показывают. Это и не надо показывать. Все делают какие-то свои вещи, кто в церковь ходит, кто в меньшей степени. Я, вместо того чтобы думать о глупостях всяких в игре, молюсь. Это совершенно нормально для русского человека, я считаю, что так и должно быть. Мы верим, и он нам помогает – мы не плошаем.


Каким для вас предстало Таити? Райским уголком, краем земли или сплошной площадкой для игры?

Егор Шайков: Насладиться островом, естественно, времени нет, потому что у нас спортивная составляющая, мы там все-таки не на отдыхе и не на экскурсии. График достаточно напряженный. Плюс временные отрезки – минус 14 часов от Москвы, и перестраиваться организму, соответственно, во вчерашний день, немножко сложновато. То есть как бы в большей степени сон, отдых и такая акклиматизация. Плюс, конечно, тренировки, весь день расписан. В принципе, знакомые ездили, рассказывали нам вкратце. 75 километров всего лишь остров. Фактически за три часа можно, включая все экскурсии, объехать остров. Собственно говоря, на этом вся развлекательная программа и закончится. Ну, красиво, конечно: Тихий океан, пальмы. Все цивилизованно. У некоторых может представление сложиться, что там некая дикость какая-то, ничего не приспособлено для жизни. Нет, все европеизировано, все у них есть, все у них хорошо. Живут, наслаждаются жизнью.

Андрей Бухлицкий: Да, но большой минус, они никогда снега не видели. Для каждого, мне кажется, есть свое райское место, где хорошо. Мне пришла мысль, что мне в России лучше. Таких мест, наверное, много по миру. И отдыхать бы туда я точно не поехал. Как прошел для нас Таити? Спортивная составляющая – хорошая фраза такая. Если бы мы ехали отдыхать – мы бы отдыхали. Мы ехали дело делать, нужное всем, не только нам.


Какими суперспособностями хотели бы обладать члены сборной России по пляжному футболу? Может, ходить по воде? Превращаться в оборотней? Или уметь телепортироваться в любую точку света?

Е.Ш.: Ничего не хочу. Мы уже парим по песку.

А.Б.: Пылим.

Е.Ш.: Пылим и парим.


Бреетесь ли вы перед играми? Например, в НХЛ в плей-офф принято не бриться на протяжении всей серии? Есть ли приметы у чемпионов мира по пляжному футболу?

Е.Ш.: Если бы мы не брились, то, наверное, мы сейчас сидели вдвоем бы как группа ZZ Top – бороды до пупа. Если такие приметы. Нельзя заморачиваться, прямо углубляться в приметы. Да, есть какие-то своеобразные вещи, которые, ну, у каждого свои, кто-то что-то там делает, и так далее. Они есть у любого, наверное, спортсмена. Но мое мнение – нельзя прямо вот туда погружаться, что если я что-то не сделаю, значит, что-то пойдет не так. Это все ерунда, ты выходишь на поле, есть своя голова, и там должен что-то делать. Но какие-то приметы определенные есть. Но нельзя ими как бы злоупотреблять, что ли.

А.Б.: Правильное слово здесь – предрассудки. Я бы не назвал это приметами. По мне – так это просто комфортно. Каждый игровой день каждый игрок команды ведет себя по-своему, ему комфортно просто в этих условиях. Пускай это будет легкая небритость. В принципе, на турнире я не хочу больше ни о чем думать, кроме игры, вот так, чтобы отвлекало. Ну, есть она и есть, борода. Каждому свое.


Труднее ли было выходить на площадку в качестве действующих чемпионов мира? Или в 2011-м играть было проще?

А.Б.: И тогда, и сейчас. Тогда другая история. «Темные лошади» все время были в претендентах, все время чего-то не хватало. А сейчас просто скажу, что после Равенны два года мы участвовали во всех соревнованиях – клубных, европейских. Наверное, нас готовили к тому, что мы выйдем на Таити уже в ранге реальных фаворитов. Все играли против нас как против чемпионов мира. И в этом плане им тоже надо сказать спасибо. Не давали нам спуска, не боялись нас и бились. Мы выигрывали – и готовились с каждым матчем, вот именно к этому Кубку.

Е.Ш.: Если рассматривать уже более спортивно, в 2011 году, все-таки если брать нашу конкретную команду, у нас не было таких проблем, как сейчас на Таити. И территориальная отдаленность, часовые пояса, соответственно. Плюс потеря сразу двух лидеров сборной. В Равенне все-таки было целостно, нас не преследовали ни травмы, ничего. Все-таки это было ближе. Сложнее, наверное, в Равенне перейти стадию четвертьфинала, которая нам не давалась. Но мы это смогли, и все 12, без травм, целостно дошли и выиграли. А на Таити была немножко другая ситуация. Сложнее доказывать – это раз. Я уже сказал, территориально это все далеко, и время, и пища, и все остальное. Все в совокупе, плюс, играть вдесятером практически весь турнир. Ну, вот, наверное, через это нам стоило пройти второй раз. Но, конечно, по прошествии времени можно это говорить, когда Кубок уже здесь, с нами, рядом. Второй раз сложнее было гораздо, на мой взгляд.


С победой, парни! Вопрос такой: чем занимались в свободное от игр и тренировок время и какие местные яства и напитки удалось попробовать?

Е.Ш.: Ничего нового, на самом деле, сверхъестественного в плане еды, каких-то суперблюд мы там не увидели, все стандартное. Еда надоела уже дня через четыре. Когда мы ходили на завтрак, уже омлет ели как бумагу фактически. Ну, знаете, уже не чувствуешь вкуса какого-то, а просто ешь, потому что надо позавтракать. И нас там особо никто не баловал этим. Из фруктов – все, наверное, вкусней, потому что все свое. А чего-то такого сверхъестественного там – ну, нет.

А.Б.: Отдыхали, музыку слушали, общались, чай пили. Китайский. Ели свои фрукты. Ну, готовились, в любом случае.


Вопрос к Андрею. Долго ли вам пришлось переключаться с обычного футбола на пляжный и каковы основные принципы и особенности игры вратаря в "пляжке", помимо очевидных? Вроде размера ворот.

А.Б.: Долго. Два лета, по сути. Живем в зиме, поэтому, наверное, правильно будет сказать два лета. Временные рамки – четыре месяца, пять месяцев летних постоянных тренировок и игр. Особенность – отскок прежде всего. Дело не в воротах, дело в отскоке. Потому что большинство телодвижений и контакт с мячом все равно через песок идут, естественно. Это самое главное – подстроиться правильно. Ну и совсем другая техника, чем в мини-футболе и большом футболе. Но основа и базис, естественно, – это вратарская школа большого футбола. Не обсуждается.


Самая красивая женщина, не считая ваших жен и девушек?

А.Б.: К спорту относится?

Е.Ш.: Шарлиз Терон.

А.Б.: : Не знаю. Рене Руссо. На жену просто похожа, честно.


За кого болеете в большом футболе?

Е.Ш.: «Манчестер Юнайтед», с детства. Уже 16 лет. Мне как-то попала кассета «101 гол Англии», когда еще в детско-юношеской школе «Торпедо» занимался, я эту кассету постоянно гонял. Потому что особого выбора не было, а это было интересно посмотреть. А трансляций, таких как сейчас, тоже, в принципе, не было по телевизору. Поэтому я пересматривал сто раз, и вот тогда, с того момента, мне и запало. Когда Эрик Кантона играл, и Канчельскис, и Бекхэм только начинал, – вся эта плеяда. И, конечно, я в большом восторге от тренера Алекса Фергюсона, который 25 лет... И команда не опускает планку и идет дальше все время. Причем не сказать, что там суперзвезды. Поэтому это объективно очень большая крупная работа. «Манчестер Юнайтед» для меня номер один, по симпатиям.

А.Б.: Ни за кого не болею, просто за интересный футбол. Хотя, честно сказать, и футбол я мало смотрю. Попадается, с кем-то в компании, редко какие-то матчи Лиги чемпионов, естественно. Могу вместо «Ливерпуля» посмотреть «Кун-фу панду». То есть это нормально для меня. На «Икс-боксе» играет круглые сутки «Арсенал», я уже себя болельщиком «Арсенала» чувствую.


Сколько было выпито после финала?

А.Б.: В литрах, в банках, в стаканах? Как сказать-то. Просто скажу: пиво, жарко, Таити... Честно говоря, наверное, футбольный напиток – это пиво. После выигранного турнира – почему бы и не дернуть. Да чего считать-то? Не к тому, что я не помню, но... нормально было.

Е.Ш.: Расскажу один приятный момент. Мы как раз прилетели в Японию с Таити, 11 с половиной часов летели. И когда мы вышли, нас снова встретила камера. Мы удивились: в Токио, в аэропорту, камера, корреспондент, который пришел, там какие-то типа пару вопросов задал, сняли. То есть мы поняли, что в новостях будем. Ну и встречающая сторона, которая нас, соответственно, везла в гостиницу, где мы ночевали. Мы приехали, уже уставшие, целый день лету: то есть не в ночную мы летели, а днем все время. И заходим в гостиницу, они говорят: для вас приготовлен ужин. Это суши, все остальное. Прямо принесли в деревянных коробках – каждому все. Ну и угостили брютом. Никто не отказался, они нас поздравили искренне с победой. Это было очень приятно. После чего мы отправились спать, потому что уже сил не было. С утра встали и поехали опять в аэропорт, грузиться в самолет.


Ваши увлечения? Хобби?

Е.Ш.: Мне хотелось бы, чтобы их было больше. Просто так получается, что в зимний период, он у нас краток – два месяца, хочется просто отдохнуть. И чем-то прямо конкретным увлекаться – на это нет времени. А так как мы живем фактически в самолетах, с нашим графиком очень сложно заниматься чем-то, каким-то хобби. Лыжи не возьмешь, сноуборд – тоже нет. Поэтому конкретно, прямо вот так, львиную долю занимает подготовка. Конечно, очень хочется поехать, где-то посидеть, расслабиться, покидать спиннинг, наверное. В тишине, больше тишины хочется. Поудить рыбку и подумать, погонять мысли, просто восстановить все эмоции в тишине.


Андрей, я знаю, ты чаи любишь. Может быть, это же тоже как отдельное увлечение, хобби?

А.Б.: Наверное, не хобби – состояние. Пускай будет чай. Состояние и все, что вокруг. Я везде, по-моему, рассказываю, что я на лыжах, зима. Но нет времени, и уже давно не было. Просто я чувствую, что мне нравится. И, наверное, чувствую, что это мое хобби, пускай это так будет. В этом году зимой я покатаюсь, точно совершенно.


Кому-нибудь из ребят снились сны накануне, во время или уже после чемпионата?

А.Б.: Да сна нормального не было, наверное, у всей команды. Пока мы перестроились, сон наладили, мы уже где-то подлетаем, но еще не прилетели. Но все равно, на турнире, я в принципе плохо сплю. А то, что снится, не помню с утра. Зачем эти, опять же, предрассудки, мысли гонять.

Е.Ш.: Перед финалом, наверное, немножко волнительно было. Судорожный сон, скажем так. Глаза закрываешь – опять стадион перед глазами, какая-то визуализация игры идет. Только, наверное, в обед хотелось поспать, но не получалось. Потому что понимаешь, что уже подошел к той стадии, что вот еще шаг... И когда это в совокупе идет – не получается спокойно уснуть, все равно мозг работает, визуализирует, представляет...


Как отходили от длинного перелета до Таити? Обратно по ощущениям добрались быстрее?

А.Б.: Ну, мы еще отходим от перелетов. И туда и обратно тяжело. Тем более, первый раз. Максимум Бразилия была, но попроще казалось. А тут, с учетом даже остановки в Токио, было только для мышц спасение, можно полежать. Голова все равно перестраивается долго очень. Тем, кто летает на отдых, мне кажется, после такого полета надо еще отдыхать недели две.

Е.Ш.: Наверное, то же самое. Двое суток в пути, вы понимаете. Из них весь световой день, когда обратно летели, вы в воздухе. Девять часов образно вы на земле, понимаете. И нагрузка на организм все равно идет. Обратно летели очень уставшими, но с уже приятным ощущением, что уже mission complete.


Вы играете в какие-нибудь fantasy-игры по футболу, хоккею, в которых нужно набирать команду по своему усмотрению. Как бы состояла ваша аналогичная команда в пляжном футболе?

Е.Ш.: Кстати, в ФИФА сейчас задавался этот вопрос. Это не шутка, задали конкретный вопрос организаторам, второму лицу: почему вы не сделаете компьютерную игру по пляжному футболу? Это же под вашей эгидой. И он так задумался и сказал: мы обязательно над этим подумаем. То есть разговор был, и они серьезно задумались, почему не сделать эту игру. Понятно, это не одного дня дело. Может, года через два, к следующему чемпионату мира появится.


Пляжный футбол – вид спорта сравнительно молодой. Егор и Андрей, расскажите, пожалуйста, как вы в него попали?

Е.Ш.: Случайно и вовремя. Просто стечение обстоятельств. Когда он появился, в 2005 году, я выступал за тульский «Арсенал». И клуб в тот момент оказался банкротом. А я уже знал Николая Николаевича Писарева, который меня пригласил в пляжный футбол в 2005 году. Он говорит: ну давай попробуем. А я еще говорю: пляжный футбол, ну, куда там, что? Он продолжает: давай попробуем, не понравится – ты сейчас все равно как бы без дела. Как раз зима была, межсезонье. Говорю: ладно, хорошо. Поехали в Севастополь. Изучал там правила: почему нельзя два раза мяч назад отдавать, что такое синие карточки (тогда еще были), почему мяч вводится и руками, и ногами с аута, что такое 9-метровый, куда вратарь выходит и все остальное. Мы уже не говорим о каких-то там теоретических перестроениях игроков, как это правильно делать. Ну, в общем, вот так, благодаря Николаю Николаевичу Писареву я оказался здесь, в пляжном футболе. В 2005-м сыграли, второе место «с листа» заняли. Все, кто был в курсе, помнят, наверное, этот турнир, в Лужниках. Мы в шоке были, конечно, по организации. Восемь тысяч пришло, пляжный футбол, зима. Люди не знают, что это такое вообще. И тут восемь тысяч, бах, у нас у самих шок небольшой. Ну, очень было приятно Португалию обыграть в полуфинале. Со Швейцарией уже немножко тяжелее оказалось. Тогда, в тот момент.

А.Б.: Тяжелый вопрос. Каждая случайность не случайна. Егор, так? Я тоже из большого футбола. Так же в 2005-м еще играл во второй лиге. Была зима, мы все давно друг друга знаем: Саша Алаев, Шамра, Леонов Илья. С Егором, тем более, знакомы давно, с одной школы, «Торпедо» – старая «Торпедо-ЗИЛ». Я вообще не знал, куда еду. Севастополь какой-то. Ну поеду. В отпуск с друзьями, почему бы и нет. Закрутилось, завертелось, все так и получилось. Кто-то с мини-футбола из ребят пришел. Мы еще даже в мини играли вместе. Хотя сказать, что я играл, это смешно было бы.


С победой вас!!!! Как вы объясните успехи сборной, которая выиграла два чемпионата мира?

Е.Ш.: В продолжение темы, как мы попали, и уже отвечая на этот вопрос. В 2006 году, наверное, мы стали понимать, что не случайно оказались в пляжном футболе. Идея, мысль, единство, сделать, вырастить вот такой продукт. Это было желание нескольких людей. Вот эта целостность, что мы не разбегались, наоборот, друг у друга учились, что-то высматривали, росли все вместе. И по сей день, уже восемь лет, мы остаемся одним единым целым. Ну, естественно, плюс-минус. Добавляются, естественно, новые игроки, мы сейчас конкретно про сборную говорим. И их тоже подтягиваем. Кирилл Романов, Данила Ипполитов. Ну, можно перечислять. И уже есть ребята на подходе, которые рвутся в сборную, понимают успехи. Это говорит о том, что появляется нормальная, здоровая, хорошая конкуренция. Поэтому только единство такое – просто сплочение людей. И это мы доказываем на протяжении уже восьми лет.


Почему вы – уже двукратные чемпионы мира, с чем вас искренне поздравляю, а наши остальные футболисты, несмотря на бешеные деньги, как слепые котята?

А.Б.: Не вправе мы об этом говорить. Честно. У меня друзья играют, братья Березуцкие. Я с ними из одной школы. Да и вообще, не вправе мы обсуждать это. У каждого свое. У нас свой футбол, это – другой футбол. Пускай будет такая формулировка. Но принцип, наверное, один: верить, и все будет. Мы только что об этом говорили.

Е.Ш.: Естественно, нельзя совершенно сравнивать специфику и все остальное. Все по-другому. Я понимаю, что болельщики сравнивают наши успехи с большим футболом. Конечно, это болельщик, он так будет говорить всегда: а почему же, а как же... Понятно, совершенно другие финансовые составляющие в большом футболе, совершенно другие размеры, и популяризация вида. Ему 100 лет, а пляжному футболу всего, можно сказать, двадцать лет. Но он растет. И, естественно, нет таких финансовых возможностей. Возможно, в пляжном футболе в дальнейшем появятся какие-то немалые деньги. И ситуация, возможно, будет меняться.
Хотя может и результат уйти. Потому что, как иногда мы видим, я про российских, наверное, игроков скажу, в 17–18 лет подписывает контракт с надцатью нулями – все, у него уже жизнь удалась, спортивная составляющая уходит уже на какой-то второй план. Это объективно, потому что я сам из большого футбола, и я просто это видел, я знаю, так происходит у некоторых. У некоторых – нет, есть такие люди, действительно. Ну, подписал – и все, у него все хорошо, прекрасно. А есть другие, которые росли. Да, несмотря на свои нули, они продолжают идти дальше, расти. Есть такие ребята. Поэтому невозможно сравнивать. Я еще раз повторюсь: может быть, в пляжный футбол придут большие деньги, и неизвестно, что будет.


Какие сувениры привезли с острова? И что вас поразило на Таити больше всего?

Е.Ш.: На Таити сувенирная продукция не совсем уж там космическая, я имею в виду по выбору. Стоит очень дорого, а выбор минимален. Все классическое: какие-то тарелочки, камешки, что-то еще. В принципе, можно посмотреть статуэтки, есть симпатичные, из дерева. Но они тоже немало денег стоят.

А.Б.: Форму грязную привез. И Кубок. Песок, как всегда. Да, песок, я его собираю, честно. Давно что-то подустал я к сувенирам. Банальные магниты, ну, что люди просят. Они никогда там не побывают, а я попал. На Таити черный жемчуг и масло, по-моему, какое-то там сумасшедшее косметическое. Это женская такая штука, все просили, и я в отказ пошел.


А что поразило на Таити больше всего, кто, что?

А.Б.: Меня картинка поразила, когда в айфоне открыл программу, погоду проверить, а там какая-то точка. И ничего рядом нет. Точка, это мы были. Наверное, вот это самое поразительное было.


Следите ли вы за тем, что пишут о сборной России по пляжному футболу и о каждом отдельном игроке в прессе?

Е.Ш.: Ну, информацию, конечно, читаем. А еще очень интересно, когда выходят какие-нибудь статьи про нас после какого-нибудь матча. Ну, хороший или плохой. Очень интересно читать комменты читателей, потом уже статьи. Вот там узнаешь всю правду, какой ты и как нас видят со стороны.


Кто первым из родных и друзей поздравил вас с победой? Телефоны, наверное, разрывались от звонком и эсэмэсок...

Е.Ш.: Ну, понятно, что родные, близкие, жены: все, кто всегда рядом. Когда мы уже приехали в гостиницу, сходили на ужин, пришли в номера – было где-то около двух часов затишья. Мы не праздновали, а просто отписывались. Кто разговаривал по телефону, кто в скайпе, кто еще где. Просто часа два, наверное, с половиной тишина была полная. Все писали, отвечали... Да и по сей день приходят SMS и поздравления. Вот буквально перед интервью позвонили из Саратова ребята, тоже поздравляли.

А.Б.: У меня музыка играла, колонка долбила. Так что затишья не было. Конечно, родные, естественно. И сам набирал. По прилету домой. В Токио у меня телефон отключили уже за неуплату.


Доброго времени суток, парни! Прежде всего, с победой и спасибо за победу! Кому или чему вы лично посвятило победу?

А.Б.: Да много можно о чем говорить. Мы защищали цвета Родины. А Родина – это понятие всеобъемлющее. Это родные, близкие, те, кого не знаю. На улице встречу, встретили меня. Это для людей, для обычного человека. Для страны, естественно.

Е.Ш.: Естественно, только для страны. Для болельщиков, которые преданны. Единственное, что мы сейчас четко понимаем, что от Калининграда до Петропавловска-Камчатского, наверное, вся страна смотрела. Мы сейчас можем точно, уверенно об этом сказать, из таких мест поздравления приходят. Звонит один человек: слушай, у меня тут сосед, он тебя не знает, но он очень просил передать, что он тебя как-будто уже знает и поздравляет с победой, он смотрел все матчи. И так вот у многих ребят. Причем, допустим, один из одного города, а совершенно другой человек интересуется буквально за две тысячи километров. И у того человека еще аудитория сидела вокруг, человек 30. Растем, развиваемся. И нам очень приятно, что наши победы увеличивают нашу аудиторию.


Ребята, огромное вам спасибо за победы, за красивый футбол и самоотдачу. Утерли нос дважды всем. Устраивают ли вас заработки? Во сколько раз увеличить бы вам зарплаты? А то обидно, обычные футболисты получают о го-го, а смотреть на них вообще не хочется!

А.Б.: Деньги всегда не устраивают. Хочется больше в любом случае. Хотим увеличить, намного. Но пока, по-хорошему, нас все устраивает. Мы же объективно смотрим на жизнь. Пока не устраивают, но мы всегда думаем о большем. Е.Ш.: Ну, честно, с одной стороны, жаловаться не на что, можно сказать, мы растем, как вид развиваемся, появляются бренды в российском чемпионате. Чемпионат России сейчас считается номер один. Соответственно, появляется уже круглогодичная заработная плата. Раньше у нас ее не было, а сейчас заработная плата выплачивается стабильно. Это уже прогресс. Круглый год, даже когда мы не играем – в отпуске находимся. В сборной России, если касаемо премиальных, многих волнует, увеличена на этот чемпионат мира сумма премиальных. И она подтверждена. В начале сезона все премиальные были, в принципе, увеличены. Поэтому потихонечку в финансовом плане растем. Такого никогда и нигде не было. Я, например, не знаю, чтобы на какой-нибудь работе человек получил три тысячи, а тут начальник поменялся – ему сразу 300 дали. Такого я что-то не знаю. Мы потихоньку идем, растем, нам грех жаловаться на что-то.


Андрей, еще раз поздравляю и горжусь! Как-то уже спрашивал вас. Не можете парней на газоне тоже научить играть в футбол (улыбается)? А то у них ничего не получается никак... Новых побед Вам!

А.Б.: У меня в том году была операция на ахиллах, у этого доктора. Он меня спросил... Я, наверное, так же ответил, как про сборную. Не нам учить, пускай сами достигают.


Спасибо, молодцы! Болели за вас очень! А вопрос банальный, уж извините. Как оцениваете перспективы пляжного футбола в России?

А.Б.: Будет расти. Но опять же, мы бежим впереди паровоза, намного дальше. И, наверное... Будет развиваться, но еще не скоро все будет на высоком уровне. Это не только нашего вида спорта касается. Просто такое правительство, такой менталитет у людей процветает. То есть тяжело. Долгий разговор, и не к месту сейчас.


Вопрос Андрею. Как вы думаете, сможет ли стадион пляжных видов спорта на Водном стадионе заменить площадку на Поклонной горе? Комфортно ли было вам там играть и какие вы видите там минусы?

А.Б.: В этом году первый раз весь год играли на Водном. И мы, организаторы, и те, кто строил, ребята, все боялись, что стадион будет пустой. И на российских соревнованиях, и на европейских соревнованиях. Все-таки Поклонная гора – это проходное место, в любом случае те, кто знает, и те, кто не знает, придут. Но, как выяснилось, мы ошиблись. Реально было круто. Дождь, не дождь, даже если не Россия играла – люди приходили смотреть. Даже европейцев это удивило. Поэтому думаю, это правильное решение: у нас должен быть стационар. И независимо от того, префект ли округа сказал: мне не нравится, это шумно. Или какие-то другие причины. Так должно быть. Как вид спорта, мы страдаем отсутствием маркетинга. У нас нет рекламы, по сути... Да, ребята из пляжного отдела РФС пытаются плакаты делать, телевидение помогает, бывает. Но это должно отдельной полосой идти. Это реальная отдельная работа. Но ее пока нет, некому работать.

Е.Ш.: Это один момент. А если мы будем касаться, допустим, каждого стадиона, где проходят пляжный волейбол, пляжный футбол, регби, теннис, где есть отрасль «песка», где можно заниматься в зимний период – конечно, было бы хорошо построить стационарный комплекс для пляжных видов, где эти виды можно было бы объединить. Мы не говорим: отдельно для регби, отдельно для пляжного футбола. Это идеально было бы. Но и хороший комплекс для пляжных видов стал бы спасением.


Спасибо, ребята, за победу! Вопрос к вам обоим. Что вы думаете делать, чем заниматься после завершения карьеры?

Е.Ш.: Сейчас скажешь одно, а потом уйдешь в другое. И начнется: он же говорил, что там будет, а сам взял и ушел. Допустим, в РЖД есть проект, надеемся, он воплотится, в Москве построят стационар. Соответственно, это будет уже футбольная школа для пляжного футбола. Ну, наверное, как-то мы все-таки видим себя, потому что идет рост, наши заслуги. И кому-то это все надо будет передавать, и уже формировать школы. Так как мы это знаем изнутри, наверное, нас захотят поставить. На мой взгляд, такие перспективы для нас, футболистов, есть. Соответственно, это и заработная плата. Мы пляжный футбол знаем изнутри. Знаем, как все строится, как с детьми работают, в той же Бразилии, как в Швейцарии проводятся турниры. И детские тоже. Можно даже параллели провести: у нас локоболл, уже проводят давно. Поэтому есть заинтересованность в этой области нам остаться.

А.Б.: Гарантирую, все будут около футбола. Но это не значит, что мимо футбола. То, о чем говорили, отсутствие рекламы, маркетинга, все вот это вокруг работает. Больше, чем уверен, кто-то будет тренером, кто-то там... С РЖД. В любом случае мы будем это делать. Проект есть, интересно. Мы пионеры в этом деле, мы начали это. И до боли будет обидно бросать. И в любом случае уже есть понимание у людей, что мы нужны. Так и будет.


Команду какой страны вы считали главным соперником на этом чемпионате? С кем, на ваш взгляд, был самый трудный матч?

А.Б.: Для меня все матчи были сложные. Наверное, правильно сказали, что Иран. Да, это грань, после которой мы покатили дальше. Так же тяжело было и в группе, честно. И Таити. Мы, как спортсмены, не можем разделять: матч сложный или не сложный. Понятно, что когда 15:1, там не об этом говорим. Даже при условии, что выиграли 5:1 финал, мы знаем, как это было изнутри. Мы знаем, что такое Испания. Да, мы хорошо сыграли. Но не меньше отдали сил, эмоций, чем в других матчах. Просто так получилось, просто мы должны были это сделать – и все.

Е.Ш.: А если еще немножко отмотать пленку назад, когда мы играли отбор в Москве здесь, мы проиграли Испании. Поймите, восемь дней подряд мы играли. А еще мы прилетели после, если не ошибаюсь, Евролиги. Мы просто выжатые как лимон были и играть восемь дней подряд – это просто катастрофа.
Когда после первого игрового дня мы выходили из-под трибунного помещения, руководители, Николай Николаевич Писарев, Александр Алаев, и много еще кто нас спрашивали: как вы? А у нас щеки впалые. Ты как зомби, реально, идешь в этот автобус, садишься, приезжаешь, ужинаешь. Проводишь какое-то определенное количество времени в номере, засыпаешь, просыпаешься – и все, у тебя опять «день сурка». А на чемпионате мира какие матчи проходные? Не бывает проходных матчей. Никогда. Можно говорить только после, что этот матч был чуть полегче, а этот посложнее. Многим показалось, что финал мы взяли достаточно спокойно, уверенно и легко. Ну, нам, в принципе, тоже так казалось: действительно, очень уверенно. А вот три игры до финала – вот тут... страну мы будили и заряжали на весь день. Просто многие звонили: вы заколебали уже, честно, так будить нас.


Второй раз наблюдал такой приятный финал. В ноябре 2012 года вы выиграли межконтинентальный кубок в Дубае, где достаточно спокойно победили Бразилию. Сейчас – Испанию. Это особый настрой на финал или случайность?

Е.Ш.: Межконтинентальный тот кубок... Мы уже обыгрывали Бразилию. К тому уже два раза. То есть был финал, и тут же – финал Межконтинентального в 2011-м. В 2012-м, если про 2012-й год спрашивают, Бразилия немножко опасалась нас. Это было видно по финалу. И ножки так, можно сказать, у них тряслись. А мы себя чувствовали уверенно, это так и есть.

А.Б.: Как собака, которая чувствует, что боишься.

Е.Ш.: Да, вот этот адреналин, который у них выделяется, мы его, видимо, очень хорошо почувствовали. Остальное – самим не оплошать только было.


Россия, вперед! Будь вы тренерами сборной, кого бы вы взяли в команду из игроков команд большого футбола?

А.Б.: По сути, это тяжело сделать. Все равно столкнешься с тем, как человек приспосабливается, перестраивается. Так невозможно узнать. Я прочерк сделаю в этом вопросе.

Е.Ш.: Да, скорее всего, прочерк. Может показаться, так здорово человек там обращается с мячом. Но на паркете по-другому реально выглядит: ну да, и перекатить, и там где-то поднять и тут же выстрелить, и с мыска пробить. А на песок человек становится – как будто куда-то это все пропало. И нету. Сложно сказать, это специфика, конечно. Сколько я привыкал после большого футбола. Когда пришел, мне понадобилось реально полгода, чтобы понимать технику, чувствовать размеры площадки. Понимать, где ворота находятся, как вообще этот мяч с песка поднимать. Вот это было самое сложное, просто мыском поднять в какие-то доли секунды и тут же отдать передачу. Это,наверное, один из сложных элементов. Казалось бы, ничего сложного. Но в доли секунды это надо исполнять.

А.Б.: Но в любом случае, у нас есть пример. Леша Смертин пришел. Он не умел подымать мяч, ему не нужно это было. Но игрок – он везде игрок, хороший, думающий. Так и получилось реально. Он мало играл, но то, что он делал, ну, как в большой играл. Ему без разницы, вообще. Это сильно. Поэтому, если Игрок с большой буквы, он везде себя найдет, не важно.

Е.Ш.: Я вспомнил один момент про Лешу Смертина. Это клубный чемпионат мундиаль был, в Бразилии. Кажется, первая игра. И момент такой, кого-то по бровке прокидывают, а Леша побежал страховать, и в подкате, как в большом футболе, прямо вместе с ногами туда мяч этот. И я почувствовал – вот это человек... Потом он вернулся: тут же навес, затыкает это... Причем человек уже, казалось бы, закончил с футболом.
Но он вышел, у него глаза горят. Он реально слушал нас. Не то, что там я Леша Смертин, у меня повязка в сборной была, в свое время, я выигрывал с «Локомотивом», и так далее. Такого вообще у человека нет. Прислушивался, сам подходил: ребята, как то, как это. Там у Илюхи спросит. Ну, посмеемся, пошутим, он говорит: ну, а на самом деле, как, так или так? Он впитывал это, и на самом деле вообще не затерялся. Так же и Александр Филимонов. Он тоже прислушивался, реально работал. Спрашивал у Андрюхи, как лучше вводить, на какое движение ты открываешься, конкретно меня уже касалось, правила взаимодействия со столбом впереди, как лучше ввести: выше, ниже. Эти люди, действительно, профессионалы, и они это доказали. Саша Филимонов с нами-то вообще выиграл за три с половиной месяца все, что можно, в пляжном футболе. Но это его огромный вклад в работу.


Андрей и Егор, спасибо вам за победу! Расскажите, какую музыку вы слушаете? Та, что включают во время матчей, не отвлекает от игры?

А.Б.: Не слышу музыки, просто играю – и все. И трибун не слышу. А по поводу предпочтений – все, кроме российской попсы. Может и классическая музыка быть, рок, рэп, хард-кор, металл — везде свои предпочтения. Перед играми сейчас слушал тяжелый металл и русские народные... То есть я меломан в этом плане.

Е.Ш.: Ну, да, по настроению я могу две недели слушать английский рок. The Black Keys, есть группа такая. Можно послушать Ричарда Эшкрофта. Плюс Oasis. С «Челси» все-таки мне удалось в свое время с дублем поиграть. Могу и хип-хоп послушать. Причем нравятся и наши исполнители: «Баста», «Крэк». Очень люблю вживую послушать блюз. На джазовые концерты пока не удавалось попасть. А иногда вечерами просто хочется посидеть в спокойствии и послушать лаунж.


Мужики, с победой! Насколько мешает игре, когда песок попадает в глаза, а это ведь, как я понимаю, случается достаточно часто?

А.Б.: Да мне и дома попадает, везде. Да уже привыкли. Наверное, в ранг травмы можно возвести, потому что глаза не успевают закрываться, и просто на глазном яблоке остается песок. Сложно, но быстро вымывается. Уже не до этого.

Е.Ш.: Как Илья Леонов сказал в одном из интервью: ну, уже сыплется из... Иногда задают вопрос в шутку, Илья на него так и ответил: ну да, сыплется уже...


Еще вопросик. Есть ли в запасе футболисты вашего уровня, которые готовы выступать на мировом уровне, ведь не за горами смена поколений... И чего главного не хватает для развития пляжного футбола в России?

Е.Ш.: По поводу смены поколений: она рано или поздно придет. Но мы об этом не думаем. Многие скептики говорили, уже возраст, уже всем за 30, и то и се. Ну, мне кажется, и за 30 тоже можно вот такие вещи привозить. Два раза подряд привезти. И Межконтинентальный, и Евролигу можно выигрывать, оказывается, несмотря на это. Я про резерв, что можно продолжать и играть дальше. Смена – да, когда-то, рано или поздно, она будет. Это нормальная совершенно объективная вещь в спорте – незаменимых людей нет. Главное, как поется в одной из песен Гурченко, дай Бог им лучше нашего сыграть, честолюбивые дублеры. Наверное, я только это могу пожелать тем, кто придет на смену.

А.Б.: Есть много ребят. Тот же факт, что «Локомотив» в этом году не чемпион России, и, по сути, там в «Кристалле», в Питере русские игроки очень приличного уровня. Опять же, и Анатолий, и Кирилл, они уже на клубном, на уровне сборной доказали: они чемпионы мира. Во всех регионах есть игроки. Просто как все будет дальше – это уже организационный вопрос. Не проблема, смена будет. Мы, опять же, будем в этом участвовать, дадим все, что надо. Кроме мест.


Чем сейчас занимаетесь в Москве, как вернулись с острова? Отдыхаете?

Е.Ш.: Естественно, долгое время отсутствуем дома, приезжаем, ну, понятно, что устали. Надо выспаться, побыть с родными и близкими. Если коротко: прилетел, все нормально, все хорошо? Да-да-да, ну, отдыхай, все. И семьи. Естественно, это наша жизнь, есть вопросы бытовые. Что-то надо делать, потому что долго отсутствовали, какие-то вопросы решать. Как бы сразу уже вливаемся в московскую жизнь...

А.Б.: Наверное, так и лучше. Опять же, и к вам откликнулись. Зовут везде. Мы, в принципе, не вправе отказываться, мы должны это делать, наши лица не принадлежат нам. Уже давно. Где-то в школу съездить, где-то на турнир. Реальная информация. 13, 19, 20, 26, 27 получаются уикенды в Сокольниках, манеж «Спартак», будут проходить турниры Pinkov Sports Projects. Мы будем присутствовать. Не все сразу, не в каждый выходной. Мы играть не будем, будем награждать. То есть на такие турниры мы появляемся в любом случае. Нам интересно. Это будут детские турниры. Песок, конечно, уже замерзнет, но будем на манеже радовать людей. Поэтому спать времени нет.


Андрей, вопрос к вам как голкиперу. Почему вы облизываете перчатки? Вредная привычка или действительно помогает стоять на воротах. Cпасибо!

А.Б.: На поле я другой человек. Ну, вот такая тема повелась. Пускай это будет боевой настрой, пускай соперника это пугает – не важно. Мне просто так комфортно. Реально такой спортивный зверек просыпается. Это хорошо, мы все немного безумные. Еще неизвестно, кто более сумасшедший: там за стеной или мы здесь. Поэтому это нормально совершенно.


Как себя проявляет мой земляк Анатолий Перемитин? Новосибирск им гордится, а вы?

Е.Ш.: В чемпионате России, как мы видим, он стал одним из лучших бомбардиров, стал чемпионом России. И самое главное, он впитывает, растет. И рост этот объективно видно. Так что в Новосибирске футбол продолжает жить, несмотря на их территориальность.


Ребята, спасибо, что к нам пришли. Огромная вам благодарность за победу, за красивую игру, за победу над Испанией в финале 5:1. По нашей традиции, хотели бы вы что-то сказать читателям? Может, поблагодарить кого-нибудь. Все, что на душе, что хотите.

А.Б.: С победой всех. Близких, Родину с победой. Я уже сказал, что это всеобъемлющее такое понятие, самое приятное.

Е.Ш.: Повторюсь уже, наверное, несколько раз. Родные, близкие – раз. И нам на удивление приятно было видеть тех людей, которые добрались из Новосибирска, Иркутска. Добрались до Таити какими-то чумовыми путями. Из Москвы двое прилетали. И все ради того, чтобы увидеть пляжный футбол на Таити. Это, конечно, немыслимое путешествие, спасибо им огромное, что с флагами, с этими плакатами там сидели. Я хочу поблагодарить всю нашу аудиторию, которая за нами следит. Хочется каждому пожать руку, хотя бы вот так, через «Газету.Ru.» Поблагодарить, как бы честно обнять. И спасибо, что с нами. Спасибо, что переживаете за нас.

Материал Газета.ru